2022  Год культурного наследия народов России

Библиотека в социальных сетях:

   

 

Сазонов Юрий Владимирович

3 января исполнилось 90 лет со дня рождения Сазонова Юрия Владимировича, заслуженного работника культуры России, художника, режиссера, ветеран войны и труда.

11 февраля в Бежецкой центральной библиотеке им. В.Я. Шишкова состоялся вечер памяти Сазонова Ю.В. "Время ожидания чуда".

На встрече собрались все, кто помнит Юрия Владимировича, его близкие друзья, коллеги, знакомые, кто работал с ним, посещал "Литературную гостиную", слушал и читал его стихи.
В выставочном зале библиотеки звучали добрые слова о Юрие Сазонове, музыка, собравшиеся делились своими воспоминаниями о нем. В завершении мероприятия звучал голос самого поэта и его стихи в исполнении друзей. 
Для всех, кто знал Юрия Сазонова, он был настоящим волшебником, который во всем видел прекрасное и делился этим с окружающими людьми.

Мероприятие было организовано сотрудниками билиотеки совместно с педагогами ДМШ РИИ, которые долгое время бок о бок работали с режиссером.

САЗОНОВ
Юрий Владимирович

(3 января 1928 – 10 августа 2014)
Заслуженный работник культуры России, художник, режиссер. Ветеран войны и труда.

Родился в Ленинграде. Пережил блокаду, окончил ремесоенное училище и с 15 лет  работал токарем на Авиационном заводе. Сразу после войны поступил в Педагогическое училище и, закончив его в 1948 году, стал работать учителем, одновременно продолжая учиться заочно на филологическом факультете Ленинградского университета. Преподавал русский язык и литературу. В 1954 году поступил в Ленинградский Театральный институт и по окончании его более 30 лет работал режессером и актером в разных театрах страны.

Во время войны начал писать стихи. Печатался в газетах и сборниках литературных объединений в Уссурийске, Бресте, Сланцах, Бежецке. Принимал участие в литературных семинарах в Ленинграде. 

В 90-е переехал в г. Бежецк. Стоял у истоков создания музыкально - поэтического детского театра в Центре русского музыкально - инструментального искусства.

Юрий Владимирович был знатоком поэзии XIX - XX веков. Бежечане до сих пор с теплотой вспоминают встречи в литературно-музыкальной гостиной, организатором и бессменным ведущим которых он был.

В Бежецке вышел его первый персональный сборник  стихов "Вечерний город" (2007 г.). Презентация прошла в центральной библиотеке им. В.Я. Шишкова.

Юрий Владимирович на библиотечных мероприятиях.

Сазонов, Ю. Вечерний город / Сазонов Юрий. – Бежецк : МУК "Бежецкая межпоселенческая центральная библиотека им. В.Я. Шишкова", 2007. – 65 [1] с. : фото.

От автора

 «Стихи не пишутся – случаются», – сказал поэт. В этом сборнике стихи разных лет. Конечно, в молодости их было больше, да и кто в молодости не пишет стихов, когда сама молодость поэтична. А потом писались (случались) реже, и снова вдруг рождались одно за другим. Все зависит от того, какие повороты делает жизнь, такая многогранная, разнообразная. Ведь пишешь-то каждый раз о себе – «просто так – душа пыталась душу выразить в стихах».

В этом сборнике условно 4 раздела. «И никакой печали...» – стихи о природе, о любимых временах года – весне и осени. Второй раздел «Приходите в гости ко мне...» – лирические стихи. О любви, об одиночестве, о прекрасных мгновениях жизни. Небольшой третий раздел «Еще один сезон...» посвящен театру. Это в основном короткие театральные экспромты, написанные по случаю и посвященные конкретным людям. И, наконец, четвертый раздел «И только поклоняться красоте», – это впечатления о городах, где мне посчастливилось жить или побывать и которые я очень люблю. Так написалось несколько коротких стихотворений о Риге, об Одессе, о прекрасной Старой Ладоге, о волшебном Самарканде. Название сборника «Вечерний город» дано по названию стихотворения. Любимый Ленинград – Санкт–Петербург вечерний, зимний и необыкновенной красоты аникушинский Пушкин, и музыка, и стихи — как счастье, которое бесконечно.

Несколько слов об общей тональности стихотворений этого небольшого сборника. В предисловии к одной из подборок моих стихов я написал: «Я весь в любви – к поэзии, к театру, к хорошим людям, к своим детям и внукам. Так получилось, что пишу только о светлом, как бы драматична ни была жизнь». «И никакой печали!».

В стихах, конечно же, сказались мои профессии – педагога, режиссера, актера. Они, профессии, добрые и светлые. Благодарю за это судьбу. Поэзия всюду.

ИЗ КРЫМСКИХ СТИХОВ

Сидел, писал...
Не получались строчки...
Я распахнул
в наш зимний сад окошко –
качаясь, падал снег,
ложились на траву
белеющие точки,
подсматривало солнце
 из-за туч немножко.
И все это стихотвореньем
                                 было...

По клумбе шастала голодная ворона,
 цветы склонили голову
                                уныло,
и море тяжело вздыхало,
                                сонно.
И это все
стихотвореньем было.

Алушта

Перед вами я сам, какой есть. Если кому-то стихи понравятся, я буду очень рад, ибо обрету друзей.

Ю. Сазонов

             ***

Стихи не позволяют лгать,
Они как сердца стук.
В стихах солгать - себя предать,
Заглохнет сердце вдруг.
Стихи - дыхание само,
Прервешь дыханья нить,
И тишиной замрет оно,
И нечем станет жить.
Не пророню ни слова лжи.
И ты в стихах, наверное,
Как в тайниках своей души,
Откроешь сокровенное.
Я сердце не хочу предать,
Пусть будет правда в строчке каждой.
Стихи не позволяют лгать,
Не то умрут однажды.


ТЕАТР

Театр, театр...
                       Повелитель мой,
Какою музыкой звучит мне это
                       слово,
И я с любовью повторяю снова –
– ты жизнью стал моею
                       и судьбой.
О, как он розами усыпан,
                       этот путь,
И как он ранит
                       острыми шипами,
О, как мы любим тех,
                       кто дружит с нами,
Не любим недругов,
                       но разве в этом суть?

О, как ликуем мы,
                       паря над сценой,
И миримся с обманом и изменой,
как продираемся сквозь толщу
                       льдин,
И как страдаем, видит бог один.
                       Но...нет прекраснее судьбы
                                              иной.
С аплодисментами, улыбками, цветами,
и с добровольным рабством и цепями,
                       Живи, театр,
                                              повелитель мой!

ЧУДО
Снег падает, летит,
                       метет и кружит...
Я чуда жду.
Мне кажется, из вьюг
Оно свои приметы обнаружит
И предо мной
                       предстанет вдруг.
Снег падает, летит,
                       идет кругами,
Загадочно мерцает
                       надо мной...
И чудо прячется
                       за этими снегами,
За этой белоснежною стеной.
Снег, снегопад,
                       пушистое круженье...
И я «стою,
                       растерянный покуда...
Не эти ль
                       белоснежные мгновенья
И есть земное радостное чудо?

 

***
Пускай сегодня рукоплещет зал,
И, уходя, взволнованный, со цены,
Ты жди, чтоб зал опять рукоплескал
И требовал тебя лишь непременно.
Но не за то, что ты собой хорош,
Изысканы манеры и наряды –
Такой любви цена всего лишь – грош,
Актер достоин дорогой награды.
Чтобы в душе оставить добрый след,
Чтоб чье-то сердце потеплее стало,
Не пожалей актерских трудных лет
И жди с надеждой требованья зала.

 

ИДТИ И ДЕЛАТЬ ДОБРЫЕ ДЕЛА
Идти и делать добрые дела
По доброте,
​                        не знающей границы.
И не жалеть,
​                        что где-то иногда
В таких делах
                        ты сможешь повториться.
Идти и делать добрые дела,
Пусть поначалу каждое
​                        как бой…
Ты так живи,
​                        чтоб жизнь твоя была
Наполнена весенней добротой.
Идти и делать добрые дела –
Такому тоже надо научиться…
Пусть мысль твоя
​                        расправит два крыла
И долетит до звезд
счастливой птицей!

 

ДРУГУ, ПОЭТУ Ю.ВОРОНЦОВУ

Я по чудикам грущу,
Всюду чудиков ищу,
Час за часом, год за годом -
Нету чудиков нигде...
Я уже в очках солидных,
При солидной бороде.

Где ты, друг мой стародавний,
Милый, добрый мой чудак?
Нашу юность – непутевость
Не забудем мы никак.

Я по чудикам грущу
Всюду чудиков ищу.
Выключаю телевизор –
Очень правильные там,
И хожу по разноцветным,
По загадочным домам.

Разговоры завожу,
Вглядываюсь в лица –
Может чудик, невзначай
Сам разговорится.
Будни, лица, кутерьма...

Руку, чудик! Где ты?
Как вопросы все ясны,

Как ясны ответы!
Я по чудикам грущу,
Всюду чудиков ищу...

 

***
И стихи писались сами,
Без участья моего,
Рифмовались и звучали…
Ну а где же мастерство?

Как хотелось, так писалось –
В них любовь, и боль, и страх.
Просто так - душа старалась
Душу выразить в стихах.

 

***
Какой далекий путь
Вот эти сто шагов,
Когда ко мне на грудь
Ты кинуться готов.

О память о часах!
Пускай их мало,
Когда тебе меня
Недоставало.

Пусть будет сердца стук
Больней и чаще,
Когда приходит друг
Мой,
                       настоящий.

Ты что-то говоришь,
А я не слышу слов,
Но слушать эту тишь
Еще сто лет готов.

Я так тебя люблю,
Встань на моем пороге,
Иначе я умру
На полдроге.

БЕЖЕЦК. МАРТ. ВОСКРЕСЕНЬЕ...

Какая синяя весна!
                       И снег, и небо.
До боли в сердце
                       Хрупки и чисты.
И колокольный звон,
                       Как сон и небыль,
И в синеве
                       Церковные кресты.
Воскресный день!
                       Грачей переполох...
Все в зыбкой памяти,
                       Как благовест,
                                 Проплыло.
Я плачу и смеюсь
                       И как я только мог
                                 Забыть,
Что это и со мною
                                 Было.
И снова к небу обращусь: спаси!
Яви нам веру,
                       Как благую милость,
Пока на исстрадавшейся Руси
Еще немного силы сохранилось
Пречистый свет весенний
                                 Вознесен
Над главами неистребленных
                                 Храмов.
И синяя весна, и перезвон
Врачуют мне сегодняшние раны.

 

ВЕСНА
Роскошествует!
         Все заполонила!
С ума сойти –
        какая благодать!
Какая мощная,
        ликующая сила
в цветенье, в пенье –
        не пересказать.
Ликует вечное!
        Отброшены сомненья,
и быта сущность
        рассыпалась, как прах.
Весна, как птица
        в белом оперенье,
Уносит прошлое
        на легких облаках.

 

ВЕСЕННЯЯ ВОДА
Сверкает и поет.
Клокочет в горле веселых улиц
Вешняя вода…
Пришла весна!
И просятся на волю
Закованные в камни города.
И кажется порой –
прорвет плотину,
Поля земли объятья распахнут,
И все дома торжественно,
                             картинно,
Как корабли, полями поплывут.
А им навстречу, вскинув
                             ветви-руки,
В воде по пояс –
                             тонкоствольный сад.
Над крышами - сверкающие
                             дуги
Под желтым солнцем радуги
                             висят.
Клокочет и поет, спешит
                             куда-то
Весенняя, веселая вода…
Стоят, как рыцари в тяжелых
                             латах,
И греются на солнце города.

 

ОСЕННЕЕ ЛИРИЧЕСКОЕ

Льет и льет холодный дождь,
Прибавляет стужи.
Под подошвами ворчат
Злые лужи.
Кружит - кружит надо мной
Лист осенний,
Почему я не иду
Прямиком со всеми?
Возле дома твоего
Хожу по аллее,
Возле дома твоего
Мне теплее.
От того ли, что окно
Мягко светит,
От того ли, что забыл
Все на свете?
Все хожу, хожу и жду-
Вдруг заметишь,
На молчание мое
Мне ответишь.
Если даже будет град,
Не уйду с аллеи,
Мне у дома твоего
Теплее.
Вроде вздрогнуло окно,
подмигнуло,
тень знакомая твоя
промелькнула.
Задержись на миг один,
погляди в окошко,
взглядом- зонтиком
прикрой
хоть немножко.
Но погас в квартире
                       свет...
Спит, не слышит.
Я стою один,
                       и нет
Надо мною крыши.
Ну а дождь все льет и льет,
                       не жалея...
Свет погас...
                       А все же мне
здесь теплее.

 

* * *
Вечерний город,
И над ним
плывет Шопен,
и снег ложится,
И Пушкин бронзовый
                       один,
                       грустит,
И Пушкину не спится.
                       Огни и снег
                       легенд и снов
                       трепещут
                       до прикосновенья...
Вся площадь
звуков и стихов
полна,
Стихов и вдохновенья.
Плывет над городом Шопен
легко, задумчиво, сердечно...
Стихи, как счастие во мне,
И это счастье
                       бесконечно.


"Я это с болью вспоминаю"

Людмила Цветкова

17 феврвля 2010 года

Источник: http://bezh-citi.ru/news-2010/672-sazonov.html 

Маленькая, плотно уставленная стеллажами с книгами, квартира супругов Сазоновых. На стенах портреты любимых поэтов, пейзажи и натюрморты, написанные хозяином, старые и новые семейные фотографии. Лидия Васильевна - хозяйка дома, хлопочет по хозяйству, заваривает для гостьи, то есть  для меня, чай по особому рецепту, а мы с Юрием Владимировичем беседуем. Его воспоминания уносят в далекие годы детства, в тяжелые блокадные дни.

Ю.В. Сазонов
- Мы с мамой жили на Греческом проспекте в маленькой комнатке коммунальной квартиры. Мамочка растила меня одна и очень много работала, но мы находили время ходить в театры, а вечерами часто читали стихи. Особенно ей нравился Лермонтов. Был я очень болезненным мальчиком и летом меня отправляли за город подальше от душного Ленинграда. В июне 1941 года я также отдыхал на даче. Как только объявили войну я на поезде отправился домой. Около станции Дно наш состав начали бомбить. Хорошо помню, что все куда-то бежали, земля разрывалась повсюду. Но, на удивление, а может быть по незнанию или по детской глупости, мне совсем не было страшно. Я даже принес домой осколок бомбы, чтобы показать маме.

Налеты на город были частыми. Все жильцы дома в это время бежали в бомбоубежище, а мы, пацаны, на крышу гасить и сбрасывать "зажигалки". Ближе к осени маму послали рыть окопы, где она простудилась и заболела. Наступило тяжелое время - зима 41-го. Мамочка уже не вставала, и мне приходилось ходить за хлебушком самому. Благо магазин находился в нашем доме. Ведь сил у меня, 13-летнего мальчика с диагнозом дистрофия 2-й степени, не было. Самое страшное воспоминание - это то, что, спускаясь по лестнице, приходилось перешагивать через трупы, а их с каждым днем становилось все больше.

В нашей комнатушке поставили "буржуйку". Я маленьким топориком отрубал досочки от старинного дубового шкафа и топил её, растаивая собранный во дворе снег. 125 граммов кислого, вязкого, синего на цвет кусочка хлеба не хватало истощенным больным людям. Вспоминаю, как в соседней комнате истошно плачет малыш. Когда заглянули туда, увидели страшную картину: годовалый ребенок ползает по умершей матери. Молодая семья, жившая в нашей коммуналке, забрала малыша к себе. Наверное в тот момент я очень испугался за маму и побежал в больницу просить, чтобы её полечили. Не знаю, какие просьбы или мольбы маленького мальчика помогли, но маму все-таки увезли в больницу. Я навещал её. А дожив до весны, стал собирать лебеду, добавляя в неё щепотку соли, и нес в качестве витаминов мамочке.

Жил я один. Однажды утром, взглянув в зеркало, увидел там "черный скелет" и упал в обморок. Очнувшись, понял: надо как-то выживать! Я пошел учиться в ремесленное училище на слесаря по металлу. Там давали паек. Правда, мы больше работали, чем учились. В основном, красили бомбы в зеленый цвет, а летом работали в совхозе "Ручьи" на прополке овощей. Жевали любую попавшуюся траву вместе с землей. Тогда начались инфекционные заболевания. Мою маму вместе с госпиталем эвакуировали в Башкирию. Я  продолжал работать и учиться. Выживать в столь сложной, трагической ситуации нам, ленинградцам, помогала великая вера в Победу, в наших солдат и огромная сила искусства: поэзия и музыка Великой Отечественной войны. Все дни блокады в Ленинграде работало радио. Мы слушали замечательную музыку наших композиторов и стихи поэтов. Как мне кажется, во время войны чувства обостряются и звучат с особой силой.

Юрий Владимирович читает мне стихи замечательной ленинградской поэтессы Ольги Берггольц, написанные в 1942 году, "Балладу о черством куске" и др.  На его глазах появляются слезы. Так велика глубина пережитого. Так искренне выражены чувства в стихах поэтов войны, переживших вместе с уставшими, голодными и измученными людьми 900 дней блокады. Лидия Васильевна принесла нам крепкий душистый чай. Наш разговор перешел в другое русло. Мы стали говорить о деле всей жизни Юрия Владимировича - театре. После войны молодой Юрий уехал к маме. Работал на авиационном заводе токарем и в перерывах читал для коллег стихи и монологи. Затем поступил в уфимское педучилище, посчитав, что профессия педагога намного значимее, чем актера, хотя тяга к театру была непреодолимой. В это время он подрабатывал рабочим сцены в уфинском театре, часто ночевал там. На 2-м курсе Ю.В. Сазонов перевелся в ленинградское педучилище, где обучались дети блокады. В это же время стал заниматься в I народном театре, что вскоре плохо сказалось на учебе. Но педучилище закончил.

По зову сердца  поехал в сельскую школу, где проработал 6 лет учителем начальных классов, затем преподавателем русского языка и литературы, одновременно учился на филосовском факультете в университете. И каждый день за 3 километра ходил в районный Дом культуры заниматься в театральном коллективе. Там он познакомился со своей единственной любовью - учителем химии и биологии Лидией Васильевной. 6 мая этого года супруги Сазоновы отметят бриллиантовую свадьбу. На сегодня у них двое детей, 5 внуков, 2 правнука.

Вся дальнейшая жизнь Ю.В. Сазонова связана с театром. Он закончил Ленинградский театральный институт, где учился у Товстоногова, вместе с актерами Юрским, Виторганом, Фрейндлих. Более 30 лет работал Юрий Владимирович режиссером и актером в разных театрах страны. В нашем городе Ю.В. Сазонова знают и взрослые, и дети. Его детский театр занимал первые места в области, а литературные вечера  собирают множество любителей поэзии. Хочется пожелать супругам Сазоновым огромного счастья и крепкого здоровья.

Прощаться с этими удивительными, замечательными людьми не хотелось. Столько теплоты и искренности подарили мне они за столь короткий визит. Спасибо вам, добрые, милые люди!

Источник: "Бежецкий Вестник", фото из семейного архива Сазоновых.


Книга, сотканная из любви

Г. Орлова

27 ноября 2009

Источник:  http://bezh-citi.ru/news-2009/515-kniga.html 

С отрывками из будущей книги Ю.В Сазонов уже знакомил своих почитателей. Слушали затаив дыхание. Вместе с автором смеялись, грустили, задумывались о жизни. Но это была рукопись. И вот настал день: Юрий Владимирович пригласил на премьеру своей книги «Распрекрасные мои динозавры».

В актовом зале центральной библиотеки многолюдно и оживленно. В гул голосов вплетаются радостные возгласы: встречаются единомышленники. Наконец наступает долгожданное мгновение: Юрий Владимирович берет в руки книгу и начинает ее любовно перелистывать. Настроение влюбленности передается и залу.

Знакомство начинается…

Книга соткана из любви. Любви к людям, театру, природе, слову, жизни. Писалась она долго. В разном настроении автор подходил к листу белой бумаги, но одно было постоянным – желание поведать о случившемся в жизни и в себе. Особенно хороши внутренние монологи, когда автор мучается над вечным вопросом «Что делать?».

Позволю себе небольшое отступление. Я прочитала не всю книгу. Хочется растянуть удовольствие. Но уже сегодня пришли на память воспоминания, с которыми сопоставима книга Ю.В. Сазонова. Это «Учителя и ученики» Юрия Завадского, великого режиссера, современника Евгения Вахтангова, Марины Цветаевой. Та же густота чувств, тот же неизбывный восторг перед жизнью.

Главный сюжет «Распрекрасных моих динозавров» – работа в Сланцевском театре. Главные действующие лица – его актеры. Книга вышла в свет благодаря финансовой помощи тех, о ком писал автор... Всем хотелось узнать об их дальнейшей судьбе. И это случилось. Мы увидели фотографии почти всех героев книги. Светлые, одухотворенные лица из прошлого и не утратившие внутреннего огня люди дня нынешнего. Все состоялись как личности! И каждый благодарен Юрию Владимировичу за яркую, незабываемую жизнь бок о бок.

… Настанет вечер, вспыхнет над столом лампа, освещающая страницы книги. И в мой мир войдут люди, встречу с которыми ждешь. Им уютно в мире, населенном распрекрасными динозаврами.