Поэтический Бежецк. Колесниченко В. В.

30 июня - 75 лет со дня рождения Колесниченко Валентины Васильевны (1946 - ), бежецкой поэтессы.

Родилась в 1946 году в г. Бежецке. Стихи начала писать в школьном возрастедля себя и для классной и общешкольной стенгазеты. 
С 1985 по 1990г.г. работала корреспондентом редакции газеты «Бежецкая жизнь».
В 1987 году поступила в МГУ на факультет журналистики, но объективные причины не позволили закончить его.
Была редактором многотиражной газеты «Сельмашевец», районных газет «Бежецкая новь» и «Бежецкий верх». Работала православным корреспондентом в Спасо-кладбищенском храме Бежецкого округа, корреспондентом газеты «Бежецкий вестник».
Член Союза журналистов России с апреля 1987 года.

 


 

Стихи Валентины Васильевны Колесниченко в виртуальном сборнике "Память сердца: бежецкие поэты о Великой Отечественной войне".

 

Стихи о Великой Отечественной войне

Тишина

     Было жуткое слово "тревога",
Было страшное слово "война".
Уже семьдесят лет (мало? много?)
Над Россией стоит тишина.
     Тишина - это грохот заводов, 
Это запах весны в ковылях.
    Тишина по первые всходы
На широких крестьянских полях.
    Тишина - по гул новостроек
И вращение гидротурбин,
Это радост ь обеденных доек,
Эго рдение гроздей рябин.
     Тишина по крик журавленка,
Уходящего в первый полёт,
Это первое слово ребёнка,
Это юных артековцев слёт.
В тишине мы идём к обелиску,
Возлагаем к подножью цветы.
Пред погибшими голову низко
Мы склоняем у братской плиты.
     Мы клянёмся погибшим солдатам,
Мы клянёмся солдатам живым.
Что беречь будем Родину свято.
Тишину и покой сохраним.

 

Блокадничек 

Ленинград давно в кольце блокады,
Люди умирают на ходу,
А в санчасти медсестра в тетради
Пишет: "Мальчик. Мать ещё в бреду.
Назван Владиславом. Рост нормальный.
ес хороший. В обшем, молодец!"
Только взгляд у девушки нечальный -
Знает, не придёт его отец.
н погиб на Пулковских высотах
В том последнем для него бою.
Не дожив три месяца всего-то,
Чтоб увидеть копию свою.
Он погиб, а продолженье рода
пит спокойно, вопреки воине,
Смерти неподвластна Мать-природа,
Неподвластна! Нет! Она сильней!

1996

Памятник войны

На краю деревни в сумраке ночном.
Белая берёза спит тревожным сном.
Сквозь листву густую ветерок шуршит.
«Спи, моя родная», — тихо говорит.
Облако тугое по-над ней плывёт.
«Пей, краса земная», — ветру в тон поёт.
У подножья коврик, бархатный такой.
«Для тебя, берёза, нега и покой».
Отчего, берёза, все нежны к тебе?
У кого узнать мне о твоей судьбе?
Серебристый тополь прошептал в ответ:
«Я скажу, я знаю, в чём её секрет».
И поведал тополь быль далёких дней:
«В страшном сорок первом встретился я с ней:
Мальчуган курносый шёл ко мне и вдруг —
Столб земли и… пусто, никого вокруг!
Только лишь берёзки небольшой сучок
В стороне валялся,  вмятый в кулачок.
Мне тогда вершину, как ножом, снесло,
Помню, сколько сока по коре текло.
А сучок берёзки принялся расти»…
Задрожал вдруг тополь: «Трудно мне, прости»…
И умолк рассказчик, тишина вокруг.
Извини, спасибо. Спи спокойно, друг.
На краю деревни (далеко видны)
Тополь и берёза — памятник войны.

1984

 

Эхо войны

Ржавая фашистская граната
Из земли смотрела, притаясь,
И ждала, ждала, когда ребята
Пробегут, играя и смеясь.
И бежали дети вдоль опушки,
И играли в детскую войну,
Когда взрыв гранаты (не хлопушки)
Разорвал внезапно тишину.
Вздрогнули испуганно мальчишки.
А над лесом — снова тишина.
Но не стало маленького Мишки,
Добралась и до него война.
Жизнь оборвалась в одно мгновенье —
Он упал, до рва не доскакав,
Только ветер слабым дуновеньем
Шевелил разорванный рукав...

1968


Публикации разных лет

Я и ты

Мы с тобой говорили молчаньем
В увядавшем осеннем лесу,
Не связали себя обещаньем,
Не оставили слов на весу.
Мы брели по тропинке лосиной,
Ты корзину с грибами мне нёс,
Любовались багряной осиной,
Увяданием нежных берёз.
Хотя дождь моросил непрестанно,
Солнце скрылось за толщею туч,
Я с тобой никогда не устану,
Если светит любви твоей луч.

1977  г.

 

Утренняя симфония

Веселое утро, покрытое инеем,
Ежилось зябко, лениво сопя.
Гудок паровозный пронесся над линией,
Стая собачья промчалась, хрипя.
Машины в движенье пришли бесконечное,
Комкая шинами радужный снег.
Симфония города тихого вечная...
Вслушайся в звуки ее, человек.

1986

 

В весеннем лесу

Весенний лес отбросил снежник,
Пьянит, как доброе вино.
Я пробираюсь сквозь валежник
Подальше в чащу, где темно.
Я жду, что вот зимы кусочек
Мелькнет в холодной тишине —
Застывший снега островочек
Или сосулька на сосне.
Я жду, надеюсь, жажду встречи,
Но снега нет! Идет весна!
И ласково кладет на плечи
Свои иголки мне сосна.

1986

 

Ты забыл

Тишина повисла над вокзалом.
Поезда умчались в дальний путь.
Помнишь, милый, я тебе сказала:
«Этот вечер дивный не забудь.
Не забудь берёзку на пригорке,
Золотой раскидистый закат,
Запах рельсов тепловато-горький,
А за ними яблонь стройный ряд».
Ты забыл. Не едешь и не пишешь,
Не звонишь, хотя и обещал.
Видно, сердце ты моё не слышишь
И далёк отсюда твой причал.

1980 г.

 

Встреча в метро

А я верю и не верю
В то, что это был не сон:
В распахнувшиеся двери
Не вошел, а впрыгнул он.
И смущенная улыбка
Осветила вдруг вагон.
Он! Скрипач! Под мышкой скрипка.
Он, конечно, это он!
Полчаса назад буквально
Он меня околдовал —
Скрипка пела то печально,
То бросала радость в зал,
То спокойно говорила,
То звала куда-то вдаль,
То рыдала, то просила,
То звучала, словно сталь,
То смеялась, то страдала,
То опять несла покой.
И как будто утешала
Нотной медленной строкой,
То, устав от чувств сумбурных,
Замолкала в тишине,
И волна оваций бурных
Заливала уши мне...
А сейчас стоит, читает,
Нежно скрипку обхватив,
И чуть слышно напевает
Немудреный свой мотив.

1984

 

Ивы

Я листаю памяти страницы
И пытаюсь вспомнить — на какой
Полыхали алые зарницы,
Освещая ивы над рекой,
Милые, доверчивые ивы,
Что дарили радость и покой.

В их тени бежало мое детство,
Юность набирала высоту,
Всполохов игривое кокетство
Освещало робкую мечту,
Хрупкую, наивную, хмельную...
И парнишку на речном мосту.

Мне б сейчас вернуться к этим ивам
И излить свою бы душу им,
В шорохе листвы неторопливом
Снова услыхать надежды гимн,
Снова обрести покой и силу,
Чтобы одолеть коварство зим.

Но истерлись памяти страницы,
И теперь не вспомнить — на какой
Полыхали алые зарницы
И склонялись ивы над рекой,
Мудрые, доверчивые ивы,
Что несли надежду и покой.

1988

 

Вьюга

На экране лето, горы,
Солнце сладко жмурится.
Я отдергиваю шторы —
Что же там на улице?
Круговерть-метелица
По-пластунски стелется,
Смерчем извивается,
Сыплет снег, старается,
В проводах гудит, играет,
Тротуары заметает,
Свищет, стонет вьюга —
Январю подруга.
На дома надела шапки,
А в прохожего охапки
Снега так бросает —
С ног почти сбивает.
Вышла было на крыльцо
Постоять на лестнице —
Залепило все лицо,
Ну и куролесица!

1985

 

Старый колодец

Старый колодец совсем развалился,
Сруб почернел, помутнела вода,
Ворот рассохся, перекосился,
А между бревен растет лебеда.
Бабушка мне говорила, что раньше
Этот колодец был лучшим в селе,
Строил его беднячек Леха Ганьшин,
Вечно хмельной, с синяком на челе.
Был он строитель отменный, конечно,
Сделал колодец, что терем иной,
Думал, он людям служить будет вечно.
С этою мыслью и умер весной.
Время бежало, село хорошело,
Славно колодец крестьянам служил.
Пришла  перестройка, и все захирело –
Политик известный конец положил.
Село обнищало, разъехались люди,
Навеки покинув родные дома
Ох, если бы видел с колодцем что будет
Бедняк  Леха Ганьшин – сошёл бы с ума.

1989 г.

 

В этом городе

В этом городе небольшом,
Где грустит старина немая,
Мы, мой милый, с тобой живем,
Тишину любви обнимая.

Сколько лет, сколько зим прошло
С той минуты, как мы расстались!
И как брошенное весло
Наши судьбы с тобой качались.

И, быть может, немало слез
Было пролито в дни разлуки,
А сегодня в тиши берез
Мы друг другу целуем руки.

1994

 

Я верю

Пустые глазницы старинного храма
С надеждой и грустью глядят на меня.
Немые свидетели нашего срама
Мне, кажется, ждут того светлого дня,
Когда возродят его добрые люди,
И смоют позор тех тридцатых годов,
И снова служение Богу в нем будет,
И снова возлюбим  Его и врагов.
И доброе, чистое к нам возвернется,
Спасет наши души от смертных грехов
И «Верую» снова под купол взовьется,
И сердце замрет от духовных стихов.

2008 г.

Три повести

Все дожди да дожди —
Небывалое лето.
Мне твердят — подожди.
Не надолго ведь это.
Но терпения нет.
Надоела квартира!
Самый дальний билет
Я беру у кассира!
Дверь захлопнул за мной Краснобокий «Икарус»,
И рюкзак за спиной —
Мне и компас, и парус.
Я на стройку спешу,
Так велит моя совесть.
Мастерком напишу
Свою первую повесть.
Минут осень, зима,
Изотрутся проекты,
Встанут буквы-дома
В чудо-строчки — проспекты.
И однажды весной
Вместе с первою птицей
Вдруг накатит волной
Шелест книжной страницы,
И тогда за столом,
Пропустив через совесть,
Я вторую, пером, напишу —
Напишу свою повесть.
Расскажу о друзьях —
Их ведь будет немало,
О великих делах,
О красивых причалах,
О таежной сосне
И речных перекатах,
И о новой весне,
И о новых ребятах.
А когда в жизнь войдут
Мои дети и внуки,
Мое дело возьмут
В свои крепкие руки —
Будет жизнь прожита
Не напрасно, на совесть,
Это будет последняя
Главная повесть!

1975

 

Багряные осины

Что ж вы, осины, надели
Рано багряный наряд?
Рядом берёзы и ели
Зеленью сочной горят.
Лето ещё не отпело
Звонкие песни свои,
И по утрам то и дело
Свищут в кустах соловьи.
Грозы не все отгремели,
Снова луга зацвели.
Что ж вы так рано зардели,
Рано тоску обрели?
Лето лишь в самом начале,
Солнечный жар не иссяк,
И журавли не кричали -
Не пролетал их косяк
Что вас печалит, родные,
Что заставляет вздыхать?
Осени, что ль,  позывные
Вам довелось услыхать?…

1970 г.

 

Первый выпас

На Зарецкой горе деревушка
Небольшая, с полсотни домов,
Вдоль дороги — к избушке избушка...
Провожаем на выпас коров.
Величаво волнуется стадо
Черно-рыже-пятнистым ковром.
Ночка, Зорька, Пеструшка и Лада
И, как издавно принято, Гром.
Первый раз после долгой зимовки,
Ах, какая вокруг благодать!
По траве, как по мягкой циновке,
И легко, и приятно шагать.
Воздух ранний прозрачно струится,
На изгибах сверкает река,
Молодая телушка резвится,
По-смешному вздувая бока.
За околицу движется стадо,
За пологим скрываясь холмом.
Проводили... домой идти надо.
Что-то в душу пахнуло теплом.

1984

 

Начало лета

Безмятежный поток зачарованных дней,
Волшебство тишины и влюбленного смеха.
Тихий шелест воды, воркованье камней,
Уходящей грозы отдаленное эхо,
Буйный залах цветов, полыханье зарниц,
За рекой розоватая дымка рассвета
И прохладный туман, и порхание птиц —
Все штрихи к полотну восходящего лета.

1983

 

Дождь

Дождь нещадно лупил зонты,
Вымочил всех прохожих.
Откуда, неистовый, взялся ты,
Казалось бы, в день погожий?
Куртенка моя промокла насквозь,
За ворот стекают струйки,
Но с зонтиком все же хожу я врозь —
Люблю свободные руки.
Дождь прекратился внезапно, вдруг,
Слышу его лишь звуки —
Зонта надо мной распростерли круг
Мужские сильные руки.
Длинный, нескладный, он рядом шел,
В такт семеня ногами.
Было смешно, но так хорошо,
Что стали мы с ним друзьями.

1986

Декабрь

Декабрь принес морозы,
В природе застыл покой,
Уснули дубы, березы,
Ольха над леской рекой.
Примолкли шальные птицы —
Теперь не до песен им.
Зимы соловьи — синицы —
Поют непогоде гимн.
Попрятались в норки звери
До самой уже весны:
Задраили прочно двери
И смотрят цветные сны.
Декабрь метет и студит —
Порою совсем невмочь,
Но дорог он тем, что будет
За ним новогодняя ночь!

1984

 

Октябрь

Небосвод пеленой затянуло,
Стал плотнее холодный туман,
Зимней стужей серьезно дохнуло,
Прелый лист источает дурман.
Березняк на реке обнажился,
Сиротливо дрожит на ветру,
Первый редкий снежок закружился,
Лед на лужах блестит поутру...

1984

 

* * *

«Отговорила роща золотая», —
Сказал печальным голосом поэт,
А мне так кажется, что только набирает
Жизнь осенью и запахи, и цвет.
И силу набирает, только скрытно,
Таясь и хоронясь от наших глаз,
Чтобы весною властно и открыто
Ворваться к нам и взбудоражить нас,
Лишить покоя голубой капелью,
Вселить надежду зеленью листвы
И напоить прозрачной птичьей трелью
До пьяну, до потери головы!

1989

 

С  балалайкой мы сильны!

Балалайка, балалайка,
Балалайка три струны,
Ну-ка «Барыню» сыграй-ка,
Выходите, плясуны!
Покажите свою удаль,
Каблуком ударьте в пол.
Пляшет Бежецк, пляшет Суздаль,
Пляшут Питер и Орёл!
Пляшет вся моя Россия
Под весёлых три струны.
С балалайкой всё осилим!
С балалайкой мы сильны!

2014 г.

Васильковая синь

Широкое поле ржаное,
А в нём васильковая синь
Прижалась одной стороною
К полоске дрожащих осин.
Смотрю на него как впервые,
Колосья едва шелестят,
Сквозь них васильки голубые
С улыбкой на солнце глядят.
Пусть издревле пахарь пытался
Старательно выполоть синь –
Не сдался цветок, устоялся,
Прижался лишь к ряду осин.

2015 г.

 

Весна пришла

Весна пришла, пришла в мой город,
Лицо ласкает ветерок,
С сосульки капнуло за ворот,
Ручьи резвятся вдоль дорог.
Царит повсюду пробужденье,
Щебечут птицы веселей,
И каждый день, как воскресенье,
И каждый день длинней, длинней.

 

Весеннее многоголосье

Весна звенит, не умолкая,
Прозрачным говором ручьев,
Звенит парадом Первомая
И хором птичьих голосов,
Звенит дождем, грозой, листвою,
ужжаньем мух и пчел в саду.
Стихи я этим звоном мою,
Под этот звон вперед иду!

 

Грибной дождь

Лучик-светлячок
Прыгнул, как сверчок,
По дождинке-ниточке,
Подмигнул калиточке,
Приголубил травку
И жучка-буравку
И уплыл, как рыбка,
У меня - улыбка.

 

Сентябрь

Давно ль весна ручьями пела
И лето травами цвело,
Но вот осина покраснела,
Пришли дожди, ушло тепло.
Листва с деревьев опадает
Под ветром грустно шелестит,
Соседский пес то громко лает,
То не по-пёсьему грустит.

 

Октябрь

Небосвод пеленой затянуло,
Стал плотнее холодный туман,
Зимней стужей серьёзно дохнуло,
Прелый лист источает дурман.
Березняк на реке обнажился,
Сиротливо дрожит на ветру,
Первый редкий снежок закружился,
Лёд на лужах блестит по утру...

 

Ноябрь

Вот и пали осенние росы
На поля, на леса, на луга,
На пустые, до лета, покосы,
На соломенные стога.
Над осенней деревней сгустился
Чуть белёсый тяжёлый туман,
Селянин с тёплым летом простился...
Скоро, скоро зима-ураган.
 

Благая кутерьма

Вот и снова весна,
Засинел небосвод,
Заиграли бурливые реки,
Но уже не до сна -
Столько новых забот
Привалило с весной человеку!
Надо снег задержать И засеять поля
В максимально короткие сроки,
Лён со стлища убрать,
Чтоб вздохнула земля -
Фронт работ необъятно широкий.
Надо город прибрать
И украсить дома
К предстоящему празднику мая.
В общем, проще сказать -
Разных дел кутерьма!
Кутерьма! Но какая благая!

 

Утренний дождь

О, сколько золота! О, сколько изумруда!
О, сколько бирюзы разбросано вокруг!
С утра шел дождь и сотворил нам чудо
Как истинный, как преданнейший друг:
Отмыл листву от многодневной пыли,
Придал асфальту первозданный вид
И вымыл номера на мощном ЗИЛе,
Что под окном который день стоит.

 

Предзимнее

Дождь стучит и стучит в стекло,
Словно просит пустить погреться.
Небо тучей заволокло.
От тоски никуда не деться.
Слышен нудный деревьев скрип
Под порывами шквального ветра.
Пёс соседский совсем охрип,
А в приёмнике - только ретро.

 

Зима

Закружила, запела, завьюжила,
Загудела в стальных проводах,
На деревья накинула кружево,
Заиграла в искристых снегах.
Наконец-то пришла зима-зимушка,
Почему ее любит народ?
Потому что ведет наша милушка
Бесконечно родной Новый год.

 

Зимняя сирень

Сирень цвела так буйно и красиво,
Что люди и не смели ее рвать.
Потом завяла, стала рыжей гривой.
Пришла зима - сирень цветет опять!
Но не сиреневым привычным цветом,
А белым-белым! Что за чудеса!
Что сделал снег, валивший до рассвета,
С сей рыжей гривой - видят небеса,
И вижу я, отдернув утором штору,
И видят все, живущие вокруг
Картину, вдруг открывшуюся взору -
Цветы сирени, как лебяжий пух,
Качаются в сиреневом рассвете
На зыбких и невидимых волнах
И их ласкает тихий зимний ветер -
Как будто двор мой в белых парусах!

 

Источник: 

Литературный  журнал «Сергиев» (апрель 2018 г.)

Солнечные блики: поэтический сборник - Бежецк, 2014

Солнечная песня: стихи поэтов-бежечан - Бежецк, 1996