Встреча с тверским писателем Леонидом Нечаевым

22 октября в центральной районной библиотеке им. В.Я. Шишкова
состоялась встреча с тверским писателем Леонидом НЕЧАЕВЫМ и 
презентация его книги «Сторона ль ты моя, сторонушка…»
(Историческая повесть о древнем Бежецке)
 

 

Леонид Нечаев - поэт, прозаик, автор восемнадцати книг,
лауреат литературных премий,
член Союза писателей России. г. Тверь

Валентина Карпицкая - поэт, прозаик, автор трех книг,
член Союза писателей России. г. Тверь

Леонид Нечаев и Валентина Карпицкая подарили библиотеке свои книги.

    

Книги из фонда библиотеки.

Нечаев, Л.Е. В некотором царстве... : повесть, рассказы / Л.Е. Нечаев. - Тверь : Тверское областное книжное издательство, 2000. - 208 с. : ил. ; 20 см.

Сборник “В некотором царстве” вышел в 2000 году в тверском областном книжно-журнальном издательстве. За эту книгу Л.Е. Нечаев стал лауреатом литературной премии им.М.Е.Салтыкова-Щедрина по номинации “за произведения, талантливо отображающие историю родного края и современность, духовный мир и высокую нравственность тверитян”.

Нечаев, Леонид Родниковый берег : [повесть, рассказы] / Леонид Нечаев. - [Тверь : Купол, 2012]. - 306, [2] с. : портр. ; 21 см.

ОБ АВТОРЕ И ЕГО КНИГЕ
Леонид Евгеньевич Нечаев известен широкому кругу читателей как «детский» писатель. Его повести «Портрет», «Конь Голуб», «Ожидание друга», «Нещечко» и многие другие, печатавшиеся в издательствах «Детская литература» и «Отчий дом» стотысячными тиражами и имевшие без преувеличения огромный всесоюзный успех, принесли автору звание лауреата 1-го Всесоюзного конкурса на лучшую детскую книгу (1986г).
Немало у писателя и «взрослых» трудов. Среди них повести и рассказы «Сквозь дымку времени», «Когда я служил в контрразведке», «Повесть о преподобном Сергии Радонежском», вызвавшие признание читателей и литературной критики.
Новая книга Леонида Евгеньевича «Родниковый берег» – это «собрание сочинений», написанных в разные годы, начиная с 60-х и заканчивая 2000-ми, и хранившихся в архиве автора.
Вошедшая в книгу повесть «У меня есть ты» – о солдатской службе, о любовных и не только любовных переживаниях лирического героя. Описание отношений столичного вчерашнего студента, солдата срочной службы с шестнадцатилетней строительницей Людой представляет собой сплав взволнованной и чистой лирики с не весьма радужной реальностью армейщины. В главных героях сочетается почти детская наивность и незрелость с глубиной чувств и мыслей; герои ответственно относятся друг к другу, к человеческому и гражданскому долгу, вообще к жизни. К несомненным достоинствам повести следует отнести бытовую достоверность, обилие живых, непридуманных деталей, тонкое чувствование природы.
Рассказы «Нувориш», «Конфетка», «Сочинение о прекрасном» отличаются обращённостью к «социальным язвам». «Нувориш» – трагедия молодого человека в перестроечное лихолетье, который, будучи раздавлен жизнью, не успел прийти к спасению в вере и, прельстившись земными благами, предался сатане, каковой, как сказано в Евангелии, является лжецом и человекоубийцей.
«Конфетка» – рассказ о тюрьме для несовершенних девочек. Потрясает как бы звучащий вопрос: куда мы денем их, этих девчонок? Мы тоже в плену у них; мы в плену у тех, кого заключили... Предельно напрягается совесть, когда читаешь «Сочинение о прекрасном», в котором мальчик пяти лет в буквальном смысле влачит по ночному городу свою непутёвую пьяную маму. Читаешь и думаешь: а способны ли мы любить так, как этот малыш? Тут истинная, Богом установленная норма отношений между людьми, простительность, любовь к «плохому» хорошему человеку. Традиция русской литературы...
Много интересного и познавательного найдёт для себя читатель в «малюточных» рассказах, включённых в книгу, и в очерках, объединённых под общим названием «России уголок».
Несмотря на тематическое разнообразие произведений, вошедших в сборник, объединяет их одно: стремление автора поддерживать то лучшее, что есть в человеке. Ради этого, а так же из любви к своему делу Леонид Евгеньевич Нечаев многие-многие годы «словом изнуряет сердце своё».
Книга «Родниковый берег» – очередная литературная удача автора.
Валентина Карпицкая, член Союза писателей России

Отзыв о книге Леонида Евгеньевича Нечаева «Сторона ль ты моя, сторонушка…» читательницы Сиговой В.С.

Историческая повесть о нашем крае, селении Бежецы, написана ярким, образным, можно сказать, былинным языком.

«Гой ты, земля русская, во ржах спелых жаркая, духмяная, лесами дремучими спелёнатая, синью небесной сповитая, водами прохладными вспоенная!..»

Автор подробно, красочно описал праздник жатвы в славянском селении, одежду женщин и мужчин, особенности уборки ржи – главного богатства жителей: как захватывать рукой колос, сечь его серпом.

Писатель подчеркивает, что охота, рыбная ловля – это занятия, которые в совершенстве знали и бежечане и передавали опыт из поколения в поколение. Кузнечным делом владел Сила Неворотин, силач, вложивший любовь к этой профессии своему сыну Илье. Автор считает, что фамилия Неворотины от слова «неворот», т.к. часть новгородцев, бежавших после вече на реку Мологу и озеро Верестово и не справившихся с трудностями на новом месте, вернулись назад в родной город, а семья Силы осталась на новом месте, не вернулась.

Автор показал, что патриотизм, любовь к родным местам, ненависть к врагам проявлялась не на словах, а на деле. Все, кто мог носить оружие, отправились на реку Сить, к деревне Божонки, на помощь князю Владимирскому Юрию в борьбе с монголо-татарами. Подробно описана «сеча зла», ярко вырисованы характеры воинов, их мужество, храбрость, готовность принять смерть на поле боя, но в то же время думы о родных, оставшихся в живых. Бежечанин Ширяй «шептал помертвевшими губами: Братья!.. Лошадку мою не отдайте татарам… Женке да деткам моим отведите…». Несколько человек после боя на реке Сить вернулись домой, в Бежичи, а родные дома разграблены литовцами, часть людей угнаны в плен. И вновь все восстановили жители Бежиц, продолжились рода Петуховых, Ревякиных.

С любовью описывает автор главного героя повести Илью Неворота. Трудолюбивый, уважительный парень, не лишенный сметливости, не по возрасту мудрый. В сражении храбрый, но не до безрассудства. Бережно, с уважением относится к своей невесте Кате – Катёнке, – как он называл, а затем уже и к жене. Находит время Илья чтобы сделать игрушки из дерева своему сыну Сиве, названного в честь деда, погибшего в сражении на реке Сить.

Читала повесть и все ярко себе представляла, даже жила с бежечанами. Я родом из Узмени, что в 3 километрах от Бежиц, часто там бываю, так как там похоронена часть моих родственников.

Помню, как мама жала рожь серпом, как родители молотили цепами рожь, ела испеченный бабушкой хлеб, помогала маме дергать лен в 8-летнем возрасте. Так же, как у бежечан, основной едой летом был квас с луком, суп со снятками – мелкой сушеной рыбкой.

Знакомы мне многие слова, которые использует автор и говорила моя бабушка: «серпом сымает», «дождь наволокло», «безгнездый человек», «незнаемая птица», «пошел в поседки», «баял», на огороде «капустник».

В книге много пословиц, поговорок.

Историческая повесть Л.Е. Нечаева показывает лучшие черты характера и чувства наших предков, православных людей: трудолюбие, доброту, мужество, героизм, любовь к своей земле.

Будем молится о Родине. Будем жить.

 


Валентина Карпицкая
Великий писатель и человек

10 марта 2020 года ушёл из жизни писатель Леонид Нечаев.

 

Преподобный Ефрем Сирин изрек: «Слов ради изнуряем сердце свое». Эти слова я бы отнесла и к писателю Леониду Нечаеву. Многие годы, начиная со студенческой поры и вплоть до сегодняшнего дня, он плодотворно трудился. Его библиографический список включает в себя более семисот произведений  разнообразных жанров: это стихи, экспромты, миниатюры, очерки, заметки, рассказы, повести, мемуары. 
Родился Леонид Нечаев в 1945 году в Литве. Детство его прошло в буковинском селе, юность в Молдавии, где он закончил русско-английское отделение педагогического института.
Леонид Евгеньевич Нечаев является членом Союза писателей СССР-России с 1986 г. Живёт в Твери. Многие годы он занимался научной работой, преподавал в Тверском мединституте, в училище культуры и искусства, работал в реставрационной мастерской, занимался редакторской деятельностью, служил в органах Госбезопасности. 
Писать начал рано. Ещё в десятилетнем возрасте он посвятил своё первое стихотворение любимой сестрёнке Аллочке. Сочинять стихи продолжал в школе, потом в институте и, далее, во время службы в армии и после неё. По сути, свой творческий путь Леонид Евгеньевич начал с поэзии. И в Союз писателей России его приняли не как прозаика, а именно как поэта. Сам он так говорит об этом: «Стихи – первая моя любовь в шестнадцать филфаковских лет. Потом, с 1983-го по 1990 год, вышли в свет шесть книг прозы; вначале же были – да и не прекращались никогда – стихи. Даже когда служил офицером в контрразведке...» 
У Леонида Нечаева вышло два сборника стихов сольных: «Приснившийся рай» (2006) и «Золотая паутинка» (2014) и ещё два в соавторстве с поэтессой Валентиной Карпицкой: «Он и Она» (2013) и «Не из ада ты, не из рая» (2018). Кроме того, его стихи регулярно печатались в коллективных сборниках, альманахах, во многих газетах и журналах.  
Говоря о Леониде Нечаеве, как о поэте, можно утверждать: это певец любви. Он – сама любовь. Его стихи дышат нежной и трепетной любовью к женщине, Родине, природе и Богу.  
Сереет, как ворона, лето
На тихой сумрачной ветле...
Но есть ещё немного света
На нашей северной земле,
Под небушком нещедрым нашим:
О грустноватой сей поре –
Немного света от ромашек
На подзасохшем пустыре.

Щемящая душу грусть и одновременно глубокое сыновнее чувство к родной стороне слышится в этих строках. Вспоминается всем известное:

Край ты мой заброшенный,
Край ты мой, пустырь,
Сенокос некошеный,
Лес да монастырь…

В творчестве Л. Нечаева чувство к Отчизне прежде всего, превыше – только чувство к Богу. Так, в стихотворении «Бежецк» неприметный провинциальный городок становится люб автору только за то, что в одном из переулков он увидел колокольню, взмывающую в облака «на зависть журавлю».

Тут полиняли неба своды,
Тут средь садов и лебеды
Коптят угрюмые заводы
И киснут реки и пруды.
Ворота, двери – на запоре,
И души – тоже на замках...
Но в переулке, в узком створе
Вдруг – колокольня в облаках!
...За праздник, за вот эту душу,
За взлёт на зависть журавлю
Я этот городок пожухший
И Ваньку пьяного люблю!

Эти строки – аналог до боли знакомого некрасовского чувства:

…Храм Божий на горе мелькнул
И детски-чистым чувством веры
Внезапно на душу пахнул…

В последнее время много говорится о том, что современные поэты мало и редко пишут о любви, что почти не осталось последователей русских поэтов, воспевавших это прекрасное чувство, к которым относятся Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Фет, Блок, Маяковский. Это так. И этому есть причина. Самовлюблённость, ведущая к обмелению души – одна из главных болезней, которой подвержены люди искусства. Но это не относится к Л. Нечаеву – тонкому лирику, поэтической индивидуальностью которого является та грациозность и нежность, с которой он щедро делится с читателем богатством своей души: любовью, дружбой, грустью, вдохновением. Лирический герой Л. Нечаева – человек переживающий и размышляющий.  В своих поисках Бога он находит Его в любви земной и в этом разделяет мнение Ф. М. Достоевского, считавшего, что искать живого Бога, надо «не на пустом небосводе собственного разума, но в человеческой любви». Какая удивительная лёгкость и непосредственность в его строках:

Пух одуванчиковый сдули,
Поправили  пучок волос –
И я уже влюблён взасос.
И в счастье ввергся ли, в беду ли-
Уж несущественный вопрос…
И не хочу сознать угрозы:
Как  бы вот-вот не упорхнули
Лазурных ваших глаз стрекозы.

Любовная поэзия Л. Нечаева изысканная, подчас по-Шекспировски слишком смелая, реалистичная. Это – исповедь сердца. Поэт рассказывает обо всём, что с ним происходит, причём бывает настолько откровенен, что некоторые подробности взаимоотношений способны привести читателя в замешательство. Но в этом сильная сторона автора: он не боится быть самим собой, считая, что «Любовь – всегда благо. Несчастной любви не бывает. Даже самая трудная – всё же счастье»:

Безумея, искал я женщин.
Так было с каждым и со мной. 
И было ль то самосожженьем
Иль беспощадностью иной?

Казалось бы, в кругу суровом
Дано достаточно глупцу.
Но мучился ещё я словом,
Дабы приблизиться к Творцу.

Желал я в этой жизни много,
Но, может, более всего
Желал я тайно, страстно Бога,
Любя беспомощно Его.

Мы все желаньями объяты
И с ними наугад летим,
И все боимся мы расплаты,
И все мы вечности хотим.

Искренние, звучащие на предельно чистой исповедальной ноте стихи  приковывают к себе внимание и так захватывают, что невольно начинаешь переживать за судьбу героя, который уже с первых строк стал другом, доверяющим тебе самое сокровенное. Обретёт ли он земное счастье и вместе с тем мир в душе? 

Искал тебя, метался, бредил – 
И вот ты не во сне – ты здесь.
А дождь по-детски привередлив,
Никак не выплачется весь.
Чего он плачет? Ты ведь рядом,
И я теперь навек с тобой,
И чудятся мне арки радуг
Над вечной, словно жизнь, рекой...
 
Хочется несколько слов сказать о нечаевских лирических героинях. Приведу для примера несколько отрывков из стихов, написанных в разное время: 

Повяжешься белой косынкой
И взглянешь смущённо: «ну как?»
И еле приметной тропинкой
В сентябрьский войдём березняк.
Светло там, бело, золотисто, 
Травинки на солнце блестят.
И детскою радостью чистой
Засветится тотчас твой взгляд...

Или: 
      
Всё это рифмой кто-то разбудил...
Разделась ты – и озарила пляж.
И лодочный ослеп в ту пору страж,
Сей в «капитанке» старый крокодил...

И ещё:

... И изрисовывал тобою все тетради:
Миниатюрный рот, распахнутые глазки
И бёдра узкие – прости мне Бога ради! –
Которым все свои желал отдать я ласки.)…

И, наконец:

Каждое твоё прикосновение,
Каждый взгляд, что  был подарен мне,
Каждый день с тобой  или мгновение
Въявь или в прозрачно-тонком сне –
Это божества благоволение,
Праздник и для слуха и для глаз,
Яблони  внезапное цветение,
Ласка, слаще материнских  ласк…

Женщина в поэзии Л. Нечаева – это образ идеализированный, почти небесный, ангельский; и любовь к ней он возводит в божественную степень. Странного в этом ничего нет, потому что по Достоевскому: «Любить – значит видеть человека таким, каким его задумал Бог». Так же считает и сам поэт и поэтому, не смотря на мудрый возраст, остаётся верен самому себе.

       Вечность
  
То ли радость, а то ли беда –
Только близится, близится вечность.
Превратилась уже борода
Из огня во туманную  млечность.

Значит, первым уйду в ту страну,
Где не будет печали, болезней.
Буду прошлого трогать струну,
Вспоминая лишь то, что любезней.

Буду я, как ребёнок, стоять
У ворот распрекрасного рая
И в воротах тебя ожидать
Из равнинного снежного края.

Вечность счастьем наполним с тобой!
Буду вечно тебя целовать я,
И с тобою бродить над рекой,
И хвалить твои яркие платья…

Только как же я дам тебе знать
О своём ожидании счастья?
Ночью сяду к тебе на кровать,
Зацелую, как нынче, запястья.

Зацелую, как прежде, уста –
Ты ведь знаешь, как я их целую!
Это всё будет после креста,
Зачеркнувшего песню былую.

Теперь о прозе. 
Ещё в студенческие годы Л. Нечаев пишет свои первые рассказы: «Ирочка» и «Девушка с японскими глазами». Многие годы оба рассказа хранились в домашнем архиве писателя и только в 2013 году были впервые опубликованы в  литературном альманахе «Тверь». 
Служба в армии сформировала из юного поэта зрелого мужа. Если до этого творчество Л. Нечаева носило, в основном, интуитивный характер, то серьёзная школа жизни отразилась и на характере писателя, который с этого времени не позволяет себе ступить необдуманно. В этот период он пишет «солдатскую» повесть «У меня есть ты», которая будет опубликована только спустя... 50 лет!
Первой обнародованной прозой Леонида Нечаева стала повесть под рабочим названием «Студенческие страницы». Успешно пройдя барьер жёсткой критики, стоящей на вратах литературного Олимпа, и, получив должную, высокую оценку, эта повесть под новым названием «Светлой осенью нечаянной весною», была опубликована в журнале «Смена» в 1979 году и сразу же понравилась широкому кругу читателей. Одобрили её и маститые московские литераторы. Вот что сказал об этой повести начинающего прозаика видный современный русский писатель А. Лиханов, бывший в то время главным редактором газеты «Смена»: «...Поэтизированная проза. Давно не читал такого. Сердцем написана. Всё сказано по-своему. Талантливая вещь. Экспериментаторская. Своеобразный язык. Мир увиден собственными глазами...».
В этом же, 1979 году, «студенческая» повесть была удостоена литературной премии журнала «Смена». 
Вслед за этим было награждено премией года журналом «Пионер» и ещё одно произведение Л. Нечаева – рассказ «Чугунок картошки» – небольшой по размерам, но огромный по силе добра и вере в божественное человеческое начало. В рассказе юный герой, которого зовут уважительно Петровичем, делится с незнакомым детдомовцем последним, что у него было – и рад, что нашлось, чем поделиться. С первых строк рассказ покоряет читателя своим тоном, языком, а, главное, чувством доброты к человеку, таким дефицитным в наше время. В этом нечаевском «чугунке» такое самопожертвование, такая безоглядная, не детская выстраданность доброты, что, хотя и думаешь подспудно: «Этого не может быть», – но благодарно и радостно дочитываешь до конца рассказ и, ей Богу, умиляешься... 
В последующие годы газета «Смена» печатает целый ряд рассказов Л. Нечаева, такие как: «Секунды на полигоне», «Художник из 7 «Б», «Дикая малина», «Мастер», «Талант», очерк «За тридевять болот», миниатюры из цикла «Лепестки» и многие, многие другие. Рассказы из цикла «Дробницы», публиковавшиеся не в одном номере «Смены», «Калининской правды» и «Ленинское знамя», чрезвычайно полюбились читателям за добрый юмор, человеколюбие и любовь к родной земле. Их герои непростые «простые» люди, которые любят, страдают, протестуют против всяческой неправды, пытаются по-своему бороться со злом.
Вот что написала работница Калашниковской библиотеки Л. Ананьева (Тверская обл) в своём письме: «С большим удовольствием перечитала с ребятнёй Ваши прекрасные рассказы. Видели бы Вы, Леонид Евгеньевич, добрые милые детские лица, когда звучат Ваши строки. Как слушают дети!...Читая ваши умные и добрые книги, ребятишки наши получают самое главное образование в жизни – образование души. Спасибо Вам от всех любящих Вас за Ваш добрый талант и талантливую доброту. Храни Вас Бог!»
После ряда положительных рецензий в центральных газетах и журналах на произведения Леонида Нечаева, им заинтересовалось ведущее Московское издательство «Детская литература». В 1983 г. в этом издательстве вышла в свет книга: «Конь Голуб» с повестями и рассказами, в 1985 г – повесть «Портрет», в 1987г. – повесть «Ожидание друга, или признания подростка», неоднократно переизданная впоследствии; в 1988 г. – повесть «Ромашка и Черныш».
Повесть «Портрет» принесла автору звание лауреата I-го Всесоюзного конкурса на лучшую детскую книгу. Она выдержала три издания. Кроме того,  вошла в сборник «Отрочество», где соседствует с лучшими повестями В. Тендрякова, В. Дубова, В. Астафьева, А. Алексина, В. Железникова. 
Книги Л. Нечаева «Повесть о преподобном Сергии Радонежском», «Свеча», «Ноев ковчег» и «Донный лёд» вошли в серию «Православная детская библиотека». В них автор  воплощает идеи православия и каноны христианства.
Повесть о преподобном Сергии Радонежском, величайшем молитвеннике и заступнике Русской земли, была тщательно выверена и рекомендована к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви. Это одно из самых знаменательных произведений писателя, формирующее в детском сознании систему ценностей, основой которых является труд, воздержание, молитва и любовь.
В 1990 году издательство «Детская литература» издаёт книгу Л. Нечаева «Нещечко» с повестью о человеке, который в силу обстоятельств остаётся зимовать один в глухой заброшенной деревушке, «в пропащем месте, где ни тору, ни езды».  Иван, так зовут главного героя, спасает от голодной смерти медвежонка, оставшегося без матери, беря его в дом. Называет он нового друга устаревшим уже в нашем языке словом Нещечко, имевшее значение «любимое существо», «сокровище». Автор неспроста даёт животному это имя. Всякая быть создана Богом. Об этом свидетельствует строки из  Священного Писания: «Излию от Духа Моего на всякую плоть (Иоил 2:28); нетленный Твой дух пребывает во всем (Прем 12:1). И человек перед животными — в неоплатном долгу. Зверушки, птицы и вся Божия тварь получили болезненные и смертные тела из-за греховных поступков первых людей! В отличие от них животные перед Богом ни в чём виноваты не были!
В повести «Нещечко» писатель отвечает на очень важный вопрос: «Каким должно быть отношение христиан к животным?». Множество примеров поведения человека по отношению к братьям нашим меньшим дано в житийной литературе. Преподобный Серафим Саровский возле своей землянки устраивал настоящую столовую для лесных зверушек. К нему приходили зайцы, лисицы, белки и даже медведь. Отцу Серафиму не только не могло прийти в голову наставить на них ружьё, но он не был и равнодушен к их бедам, никогда не отказывал им в хлебе.
По молитве преподобного Сергия Радонежского был исцелён слепой медвежонок, которого к его избушке принесла мед¬ведица.
Старец Герасим Иорданский извлёк занозу из лапы льва. Зверь после этого всю жизнь смиренно трудился со святым и скончался на его могиле…
Многие афонские старцы разговаривали с животными, как с людьми. Почитали даже пауков и змей.
Главный герой произведения Иван своим поведением показывает, что милосердие — неотъемлемая часть нашей веры, причём сострадание не бывает избирательным. Нельзя любить людей и в то же время презирать остальную Божию тварь.
Есть немало произведений Л. Нечаева, ориентированных на детей и подростков, в которых поднимаются далеко не детские проблемы воспитания. Рассказы «Конфетка» и «Сочинение о прекрасном» – отражают нашу действительность; главные их герои – педагогически запущенные дети. И в этом не их вина: нет бездарных детей, есть бездарные взрослые! Писатель видит проблему запущенности в том, что родители и учителя в период личностного роста ребёнка были лишены творческого дара любить его. Автор подсказывает нерадивым родителям, что любить детей – это не значит потакать каждой их прихоти, тем более игнорировать потребности ребёнка, не затрудняя себя объяснениями причин своего равнодушия. Любить – это быть, прежде всего, другом и помощником ребёнку. 
Все произведения Л. Нечаева, адресованные в первую очередь подросткам, а так же родителям и учителям, объединяют общие темы – первая любовь, дружба, формирование творческой личности, социальные проблемы, проблемы семьи и школы, противоборство добра и зла. «Нечаевские» герои действуют в острых драматических ситуациях. «Пустыня отрочества» – так охарактеризовал  Лев Толстой период жизни становления человека, когда подросток сталкивается с проблемами взрослой жизни, ещё не будучи готовым к ней. Именно в этот период ему необходима помощь друзей, в роли которых выступают родители, учителя, одноклассники и т.д.  «Мир суров, но доброты в нём больше, чем зла, и в любых условиях всё решают нравственные качества человека», – утверждает автор и своими произведениями доказывает это.
Одним из наиболее удачных произведений, потрясшим своей искренностью, добротой и пониманием тонкой детской души, является повесть «Ожидание друга».
Главный герой повести, деревенский мальчишка Саша Кузнецов, поступив в школу, попадает в престижный класс, в котором будут учиться дети из интеллигентных семей. Многие из них уже умеют писать и считать «до сколько угодно». Не имея начальной подготовки, бывший деревенский вольница автоматически попадает в число отстающих и, как ни старается, не может угнаться за выдающимися учениками. С каждым днём всё больше чувствует себя неполноценным и, предельно утомлённый, смиряется со своим положением. Ему ставят плохие отметки, в классе над ним смеются, а дома ещё и родители набрасываются с упрёками. За тройки и двойки они лишают непутёвого сына прогулок, мороженого, кино. И даже лупят. Становится привычно-больно слушать отцовские оскорбления: «Слабак», «Тупица», «Серость», «Неудачник». Мальчик молчаливо всё сносит и в своём жалком положении мечтает о немногом: чтобы его любили. «Куда же девать нас, слабых? – вопрошает Кузнецов. – Как вы, взрослые, можете быть такими близорукими и несправедливыми». И однажды, когда отец в очередной раз обрушился на него, он в отчаянии просит: «Папа, ну будь ты другом! Хоть раз!». На что тот, почти не задумываясь, ответил: «Мы тебе не друзья, мы родители». 
«Не друзья – вот оно моё горе», – делает вывод Саша. Он замыкается в себе, становится недоверчивым и много размышляет: прежде всего, о самом себе, о своих ровесниках, о родителях, учителях, о жизни вообще, в вынужденном своём многодумном одиночестве спасая сам себя... И мечтает о друге... Ожидая его, он не сидит, сложа руки, а упорно трудится, приготовляя для него всю свою верность...
Тонкая психология, понимание сложной детской души. Писатель как бы переносится в своего главного героя, видит мир его глазами, ощущает боль и радость так, как чувствует это он сам, при этом оставаясь самим собой. В психологии подобное явление называется эмпатией, в переводе с греческого означающей нежность, и – с немецкого – проникновением. Леонид Нечаев достигает в своём творчестве этой высоты. Ему удаётся сочувственное и нежное проникновение в душу своего героя, на которое способен был, например, Л. Н. Толстой, сумевший передать чувства Наташи Ростовой на её первом балу или написать историю лошади в повести «Холстомер», прочитав которую другой великий писатель, Тургенев, воскликнул: «Послушайте, Лев Николаевич, право, вы когда-нибудь были лошадью!» 
Эмпатия свойственна большим художникам слова, каковым и является Леонид Нечаев.
Повесть «Ожидание друга, или Признание подростка» вызвала огромный  читательский интерес, волну рецензий и читательских писем. Одна взрослая  читательница созналась, что после прочтения этой повести «целую неделю любила своего сына»! 
Приведу и другие выдержки из писем, написанных после прочтения книги «Ожидание друга».
«Мне четырнадцать лет. Зовут меня Аня. Всё, что написано в этой замечательной повести, всё это моя жизнь. Я читала книгу и плакала. Плакала, потому что есть люди, понимающие таких, как я! (Аня В., г. Алма-Ата)
«Я прочитала книгу за четыре часа, я просто-напросто не могла оторваться... Эта книга очень похожа на мою историю» (Е. Матура, г. Грозный)
«Мне семнадцать лет. Книга Леонида Нечаева «Ожидание друга» попала ко мне совершенно случайно. Когда я читал, я плакал. Вот и весь отзыв. Извините, но поверьте, что заплакать семнадцатилетнего парня очень трудно заставить». (В.П. Котовск)
«В этой повести рассказана моя жизнь... в ней даже предсказано моё будущее...» (Лариса, г. Муром)
«Я учусь на 2-ом курсе педагогического училища... Мы читали эту книжку всей группой... Не знаю, как писателю удалось проникнуть в душу человека...» (Лариса А., г. Канаш).
«Я люблю читать и читаю много, но подобных книг я ещё не брала в руки...» (Анна Зенова, г. Слоним-5).
«По-моему, это не повесть, это исповедь... Передайте, пожалуйста, Л. Нечаеву, что он великий писатель и человек». (Катя Юдина, г.Малоярославец).
«Хочу поблагодарить автора за то, что он подарил человечеству эту замечательную книгу» (Вяжевич Юлия).  

Был и трудный период в творческой биографии писателя: десять лет отдал Леонид Евгеньевич военной службе в органах контрразведки (1969-1981 гг.), беспощадно обуздав себя от вольного творчества. Однако эти годы не оказались напрасными. Он по-прежнему пишет стихи, заметки, очерки, которые публикуются в местной печати. Кроме того, он ведёт дневники. Об этом этапе жизненного пути он напишет в мемуарной повести «Когда я служил в контрразведке».  
Мемуарные зарисовки «Охраняемые лица» и повествование «Очередь», так же основанные на дневниковых записях, описывают сложные для страны 90-е годы, когда люди были доведены до раздора, злобы и ненависти, когда в наэлектризованных очередях за хлебом насущным можно было услышать проклятие участнику Великой Отечественной войны: «Жаль, что вас всех там не перебили!». В этих произведениях автор размышляет о судьбе Родины и человека в ней и заканчивает повествование «Очередь» вопросами, вырывающимися из самой глубины сердца: «Хорошие мы люди или плохие? Если хорошие, то отчего живём плохо? Если плохие, то откуда в моём сердце столько надежды?»
Большой интерес для читателя и, соответственно, для издателя мог бы представить не опубликованный ещё роман писателя Л. Нечаева «Восстановитель развалин». Название романа – цитата из пр. Исайи. Материалы для романа автор  копил в течение десяти лет, все 90-е годы. В романе изображаются события в период «процветающего загнивания социализма».
Автор использует стилистический мовизм для показа «разваленности» действительности, отчасти «поток  сознания», но преимущественно традиционный для него «ралистический» стиль. В этой, до некоторой степени эклектической, манере – известное новаторство. В целом же повествование в художественном отношении цельное, работает на идею.
Одна из основных идея – все – и люди, и животные (лошадь, уж и т.д.) – равноправные участники жизни (курт Воннегут). Истину не должно и невозможно содержать в неправде (И.Златоуст). Человек ангел и зверь. (Молодой человек, которого самоотверженно любит девушка, разрывается между желанием жить чисто и любовью-жалостью к ней. «Если ради неё, стоящей на грани самоубийства, «пожалеть» т.е. удовлетворить её «языческое», плотское желание, то погубишь в вечности свою душу. Если  не удовлетворить – она покончит с собой – и будет ли тогда он счастлив в раю, зная, что она в это же время мучается в аду!)
Одна из тем – феномен сатанизма в России; с другой стороны – возрождение православия (восстановление развалин).
Роман (в трёх частях, около пятисот страниц) прежде всего гуманистический и православный, отстаивающий человека в человеке; вместе с тем антикоммунистический. антитоталитарный, антимилитаристский. Отсюда – алармизм героя и эсхатологичность. Он, несомненно, заслуживает внимания читателей,  интересующихся глубокими и острыми проблемами современности.
Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что о каких бы произведениях Л. Нечаева не шёл разговор, все они без исключения пластичны и непосредственны, интересны и сложны, проникнуты глубокой добротой и человечностью. Писатель подлинно сочувствует обездоленным низам общества, причём не выставляет напоказ свою гуманность. Вместо этого он остро, с реалистическими деталями вырисовывает каждую напряжённую сцену, психологически точно передаёт характер каждого своего героя. 
Многие именитые прозаики и литературные критики одобрительно отзывались о творчестве Л. Нечаева. Среди них А. Алексин, В. Железников, Г. Селезнёв, В. Васильев, И. Мотяшов. После прочтения книг Л. Нечаева известный прозаик и критик В. Огнёв сделал признание: «Как всё-таки радостно открыть для себя талантливого писателя!». А популярная писательница И. Стрелкова отозвалась о творчестве Л. Нечаева в следующих словах: «Очень самостоятельный... Главным достоинством его рассказов и повестей, на мой взгляд, является его умение передать всю полноту детства – в том классическом понимании этой полноты, какое сейчас порой оказывается утраченным». И ещё: «На мой взгляд, мало кому удаётся говорить с подростком, так задевая сокровенное, как это умеет Леонид Нечаев».  
  Итак, в чём же состоит своеобразие творчества Леонида Нечаева? 
Прежде всего, это реалистический писатель. Его произведения, будь то поэзия или проза – это сама жизнь. Но, пожалуй, самое главное в его творчестве это то, что в каком бы жанре писатель не работал, он не изменяет системе ценностей и остаётся верен своим принципам. В его произведениях остро встают аксиологические проблемы: борьба добра и зла, грех и покаяние. Л.Нечаев продолжает традиции христианской, житийной литературы, в которой герои произведений находятся в постоянном поиске идеалов, в поиске веры. Судьбы их, как правило, нелёгкие, им приходится преодолевать трудности, проходить через страдания, и именно этот торный путь приводит «земных мытарей» к ощущению, что в мире присутствует Бог. 
В Евангелии Пилат на вопрос: «Что есть истина?» не получает ответа. Но в другом месте Христос прямо отвечает: «Я есмь истина». Культура и, соответственно, литература имеют прямое отношение к познанию истины, поскольку отражают в себе накопленный веками опыт человечества, это инструмент познания истины. К такой высокой в истинном значении этого слова литературе относится и ярчайшее творчество Леонида Евгеньевича Нечаева, вдохновлённое  религиозной мыслью и у которого одна цель – человек, его душа.